Опубликовано 02.11.2009, автор NaKorte


 

АНОНС: Клубно-абонементная система как оптимальное решение теннисного вопроса ОСЕНЬЮ 2017 г.
ВСЕХ желающих играть в теннис приглашаем принять участие в клубно-абонементной системе на базе петербургского клуба "ДИНАМИТ" (пер. Челиева, 13)

КЛУБНЫЙ ВЗНОС в ОСЕННЕМ (2017) сезоне:

  • Разовое посещение - 700 р.
  • Абонемент на 5 тренировок - 3000 р.
  • Абонемент на 10 тренировок (будние или выходные дни) - 5000 р.

Подробнее о клубно-абонементной системе на Динамите



Страницы истории:
Tennis Masters Cup 1990

Опубликовано 2 ноября 2009 г.

Место проведения: Франкфурт, Германия

Даты: 13-18 ноября - 1990

Покрытие кортов: ковер

Две группы по четыре человека играли между собой, по два лучших из каждой группы выходили в полуфиналы

Группа имени Артура Эша: Стефан Эдберг, Андре Агасси, Пит Сампрас, Эмилио Санчес

Группа имени Клиффа Дрисдейла: Борис Беккер, Иван Лендл, Андрес Гомес, Томас Мустер

В полуфиналах Стефан Эдберг обыграл Ивана Лендла, а Андре Агасси победил Ивана Лендла

Андре Агасси одержал в финале победу над Стефаном Эдбергом в двух сетах.

Мы уже рассказывали об:

Иване Лендле
Борисе Беккере
Стефане Эдберге

Здесь поведаем о получлене семьи Андре Агасси, победителя турнира Tennis Masters Cup 1990.


КРАТКИЙ РАССКАЗ

о получлене семьи победителя турнира Tennis Masters Cup 1990

Панчо Гонзалесе

Панчо Гонзалес
Панчо Гонзалес


Хотелось нам рассказать об Андре Агасси. Но о нем и так много уже чего рассказано, да и позже всегда можно будет дополнить информацию об этом великом игроке в коллекции портала NaKorte.ru

Сегодня речь пойдет не о нем. А о его семье. И даже не о семье, а… как бы деликатнее сказать – получлене, что-ли, семьи Агасси. Не заинтригованы до сих пор? Дааа, удивить вас ничем нельзя. Почитайте тогда просто так, без заинтригованности.

Панчо Гонзалес

Панчо Гонзалес мог бы называться лучшим игроком всех времен и народов. Но его припадки гнева рассорили его почти со всеми собратьями по оружию, стоили ему шести браков и отдалили его ото всех, кроме последнего из восьмерых, детей. S.L.Price

Майк Агасси стоял в хорошем костюме и мило улыбался, пожимая руки и приветствуя гостей. Но в голове его была одна мысль – как он будет убивать Панчо Гонзалеса? Самому это сделать? Или наскрести тысяч двадцать долларов и заказать наемнику? Шел 1981 год, Лас-Вегас все еще гордился своим гангстерским прошлым, а Майк долгие годы работал здесь, принимая посетителей в казино.

Он знал людей, которые знали людей. Все упиралось лишь в стоимость, потому что Агасси не питал иллюзий по поводу последствий убийства. Он проведет остаток жизни в тюрьме, это уж наверняка. Однако получит удовлетворение от убийства этого человека.

Майк Агасси приехал в Америку за четверть века до этого. Был теннисным фанатиком, а сам боксировал за сборную Ирана на Олимпийских играх 1952 года. В последние годы просто бредил теннисной карьерой своей старшей дочери, Риты. Но уже столкнулся с трудностями переходного возраста, непониманием и бунтарством. Еще бы – Рита.

Был у Майка еще один сын, 11-летний Андре. Тоже подавал надежды, и еще совсем юным довел до исступления толпу, когда вышел постучать с Панчо Гонзалесом перед финалом одного из престижных турниров. Однако были все основания полагать, что Андре тоже сдуется под дулом жесткой критики Майка и сурового режима 5000 мячей в день. Да и Гонзалес утверждал, что малыш Андре слишком рыхлый и запуганный. А кто мог знать лучше, чем Панчо? В Вегасе он был теннисным королем.

Не было лучшей пары, чем Панчо и Вегас. Оба – с темной и мутной репутацией, оба жесткие, гадкие и слишком уж заметные. В свои 53 года он был большим мужиком – во всех смыслах. Хоть Гонзалеса и отлучили от любительских сборищ типа Уимблдона и Чемпионата Америки, он все равно доминировал в игре – в качестве профессионала в 50-х и начале 60-х годов. Оставил после себя голую землю, опаленную огнем своей всепоглощающей теннисной страсти.

Еще до потрясающих побед Алтеи Гибсон и Артура Эша в 50-х и60-х, еще до задиристых Джимми Коннорса и Джона Макинроя в 70-х и 80-х, и задолго до жалоб на непогрешимую подачу Пита Сампраса, Гонзалес порушил все классовые и этические барьеры игры. Он оскорблял судей словесно, а соперников парализовывал подачей настолько мощной, что пошли разговоры о том, чтобы переделать спорт. Ион Тириак, румынский игрок и впоследствии промоутер Гильермо Виласа, Бориса Беккера и других профи, назвал Панчо «началом профессионального тенниса каким мы его знаем… отцом всего, что у нас сегодня есть». (Кого еще считают отцо современного тенниса? )

Но осень пришла и в жизнь огненного Гонзалеса. Человек, который побеждал Дона Баджа и Коннорса, и всех подряд, внедрился в клан Агасси. И Майк Агасси не мог винить никого, кроме себя самого. Он сам, Майк, в 1973 году привез 13-летнюю Риту на обучение к Панчо.

Это решение было для Майка непростым. Как и всем в Лас-Вегасском теннисном сообществе, ему приходилось терпеть Панчо-выходки. Но лишь немногие знали, насколько глубоко крылись корни их взаимной неприязни. 17 лет назад, в Чикаго, Майк работал линейным судьей во время матча между Гонзалесом и Кеном Роузволом. Гонзалес тогда наехал на Агасси настолько сильно, что тот поднялся со своего стула, отказался судить следующее очко, и демонстративно вышел.

Однако Майк был в отчаянии. Рита не хочет больше слушаться, и ее игра разваливается. Он показал ее Гонзалесу. Когда Рите исполнилось 15, Майк стал что-то подозревать. Потребовал, чтобы она прекратила тренировки с ним. Не тут-то было. В 17 лет она продолжала заниматься с Панчо, и была в него влюблена. В человека, на 32 года старше. В 18 она сбежала из родительского дома, а к 19 они с Гонзалесом расписались.

Майк был вне себя от бешенства. Он публично грозил нанять наемного убийцу. Он думал, что будет тогда с его женой и тремя оставшимися детьми. «У меня есть два пути», - говорил он. «Убить его, или забыть».

Жизнь выбрала вторую тропинку. Майк вычеркнул из жизни Риту. «У меня нет дочери». На теннисных сборищах он пытался не замечать Гонзалеса. Но Агасси был уверен, что на лице Панчо написано: «Я е… твою дочь». Агасси говорил: «Этот чел получал удовольствие от моей ненависти к нему. Я знал, что он за фрукт».

Майк не пошел на свадьбу дочери, и даже двадцать лет спустя и 7 лет после смерти Панчо, он не может спокойно вспоминать о нем. И хотя этот спорт помог Агасси осуществить мечту иммигранта, обессмертил его сына и наделил неслыханными богатствами, Майк хотел бы никогда не слышать об этой игре. Теннис заставил его передать своего ребенка в руки человека, которого он презирал. Теннис ли?

Ричард (Панчо) Гонзалес был настоящим сукиным сыном. Все – друзья, враги, жены и семьи знали об этом. Но когда знакомые с ним используют это выражение, гнев у них зачастую смешивается с восхищением. Нет, даже не так: с радостью.

Послушайте, как вспоминает его давний друг, Панчо Сегура: «Однажды я выиграл у него. Он не разговаривал со мной несколько дней». Дней? «Я был одним из его друзей, но когда я выиграл у него, он не общался со мной три месяца», - говорит победитель Уимблдона 1959 года Алекс Олмедо.

Причем неважно, игрался ли матч перед тысячами зрителей, или на уединенном корте. В 1964 году Гонзалес и его протеже, Чарли Пасарелл играли тренировочный матч. Проигравший оплачивал мячи. Гонзалес легко выиграл первый сет, и во втором лидировал. Но тут заметил, что его воспитанник неправильно играет с лета. Последовал 15-минутный сеанс обучения, после чего возобновили игру. Пасарелл выиграл сет.

«У него упала планка», - говорит Пасарелл. «Он швырнул ракетку в забор – хлобысь. Снова схватил ее и перебросил все мячи куда-то вдаль. Собрал свои вещички, резко открыл дверь, хлонул ею за собой, и укатил с визгом шин. Ух-ты, подумал я, похоже, за мячи придется платить мне.»

Планка у Панчо падала легко. Как однажды пошутил Сегура, самая нежная фраза, которую Гонзалес произнес своим женам, была: «Заткнись». Да и с детьми тоже не церемонился.

«Он был слишком сложным человеком», - говорит Мадлен Гонзалес, вторая жена Панчо. «Он очень хотел быть хорошим, но не мог.» Они дважды разводились и дважды потом снова сходились. До сих пор она хранит его фото на своем столике. «У меня было много вариантов выйти замуж за богатого», - утверждает она. «Но с ним мало кто мог сравниться. Это огонь, это что-то больше, чем сама жизнь!»

Она не одна, кто чувствовал это. Сорок лет спустя пика его карьеры, Гонзалес все еще навевает ужас на тех, кого он побеждал, а у тех, кто его идолизировал, слезы на глаза так и наворачиваются. Мужской теннис сейчас совсем с ума сошел на статистике: сколько у кого шлемиков, турнирчиков, побрякушек и расписушек. Кто Козел, кто ЛИС. Панчо выиграл всего два турнира Большого Шлема, Чемпионат Америки в 1948 и 1949. Но такой страсти, такого жара и желания победить –теннис не видывал. (Кто такие козлы и ЛИСы )


ОСНОВНАЯ СТРАНИЦА ИСТОРИИ,
на которой собраны ссылки на все исторические материалы о теннисном турнире Tennis Masters Cup


 

КОММЕНТАРИИ


Поделись своим мнением - оставь КОММЕНТАРИЙ

Если у Вас есть что сказать по теме - высказывайтесь! Просьба воздержаться от явной грубости и хамства. И уголовный кодекс давайте чтить - разжигание расовой, религиозной и прочих заморочек будут пресекаться в корне :)