Опубликовано 15.08.2009, автор NaKorte


 

АНОНС: Клубно-абонементная система как оптимальное решение теннисного вопроса ОСЕНЬЮ 2017 г.
ВСЕХ желающих играть в теннис приглашаем принять участие в клубно-абонементной системе на базе петербургского клуба "ДИНАМИТ" (пер. Челиева, 13)

КЛУБНЫЙ ВЗНОС в ОСЕННЕМ (2017) сезоне:

  • Разовое посещение - 700 р.
  • Абонемент на 5 тренировок - 3000 р.
  • Абонемент на 10 тренировок (будние или выходные дни) - 5000 р.

Подробнее о клубно-абонементной системе на Динамите



Ракетные технологии

Опубликовано 15 августа 2009 г.

Рассказ пойдет о живой легенде тенниса, Роде Лэвере. Прозванный "Ракетой", он дважды становился обладателем Большого Шлема. Бад Коллинз вспоминает, как работали его ракетные технологии в далеком 1969 году


Род Лэвер завоевал в 1969 году Уимблдонский титул. Равно как и три остальных титула Большого Шлема
Род Лэвер завоевал в 1969 году Уимблдонский титул. Равно как и три остальных титула Большого Шлема


«Лэвер проиграл два первых сета!»

Такой клич раздался в пресс-комнате Уимблдонского турнира. Как предупреждение о пожаре. Однако у меня от этого похолодело в нутре.

Уимблдон 69 года только стартовал, и прошлогодний чемпион Род Лэвер по прозвищу «Ракета» вышел защищать свой титул против никому неивестного индийца. Второй круг, корт номер четыре – травяная поляна, мало подходящая для теннисного императора.

Для других писак это была прекрасная возможность накрапать сенсационный материал. Но я-то – совсем другое дело. Из другого текста я. Вед я помогал Роду Лэверу писать его мемуары («Образование теннисного игрока»). Однако нью-йоркский издатель недвусмысленно заявил, буквоедко такое: «Не будет большого шлема – не будет и книги» . Так что я был заинтересован в победе. Можно сказать, участвовал в матче Родни Джорджа Лэвера – на полпути к его второму Большому Шлему.

Два шлема! На одной голове – вообразите-ка такое. Не думаю, что кому-то из игроков это удастся. Пусть затаскали слово «шлем» в прессе и на телевидении, факт остается фактом: настоящий Большой Шлем – это австралийский, французский, британский и американский чемпионаты в течение одного календарного года. И дошли до Шлема всего пятеро в истории тенниса. Поименно: американцы Дон Бадж (1938) и Моурин Конноли (1953), Род Лэвер (1962 и 1969), Маргарет Смит Корт (1970) из Австралии и немка Штеффи Граф (1988). Вот и все. Пит Сампрас завоевал 14 титулов БШ, Роджер Федерер – 15 уже. Но козырного набора у них нет.

Так или иначе, мне пришлось очнуться от дремы и переться на 4 корт. Там высоченный Премжит Лолл убивал моего подельника и нашу общую книгу, подавая в третьем сете на счете 3-3. Это было что-то. Ракетку при подаче вообще не видно было, только свист один раздавался. Род Лэвер позже сказал, что тогда он как-будто сковороду тяжеленную в руке держал, вместо ракетки. Даже сорок лет спустя, вороша в памяти тот турнир, он легко вспоминает ужас того момента.

«Проигрыш – не самое страшное, что могло тогда случиться» , - говорит он. «Поэтому я расслабился» . А Лолл напрягся. Он смазал смеш, который должен был вывести его вперед в седьмом гейме. Дал, как говорится, маху. Зря дал. Род Лэвер дожал третий сет, а потом повесил сопернику две баранки – 6-0, 6-0.

Лэвер ракетой пронесся по тому теннисному сезону – 18 титулов в 31 турнире (он и пары заодно играл). Однако озабочен был Род не вопросами победы или поражения. Его жена, Мэри, испытывала непростую беременность и хотела, чтобы он вернулся домой в Калифорнию после исторической победы в Уимблдоне над соотечественником Джоном Ньюкомбом.

И хотел Род вернуться, ох как хотел. Но его удерживало обязательство играть в бостонском турнире US Pro Championships. Лэвер считал необходимым защищать свой титул, который до этого он выигрывал уже четыре раза. Потому что организатор турнира, Longwood Cricket Club, поддерживал небольшую группу теннисных профи во время их мытарств - когда заработки на теннисе считались недостойными и большие турниры организовывались только для так называемых «любителей». Как вам такая отговорка, чтобы не слушать капризы беременной жены?

Подозревая, что у него неизбежно будет пост-Уимблдонский спад, Род Лэвер пообещал Мэри, что вернется домой через пару дней. Но что характерно – в тот сезон у него не было спадов. Спустя неделю после победы над Ньюкомбом в Англии, он повторил успех в Лонгвуде.

«Лэвер был просто нереален» , - поет дифирамбы Артур Эш, победитель US Open 1968 года. «Вы не можете выиграть Уимблдон, перелететь океан, и на следующей неделе взять следующий важный титул. Однако он сделал это».

В конце концов Род Лэвер таки доехал до дома, на несколько дней. Но вскоре снова помчался выигрывать. Звонил Мэри регулярно – уже хорошо. «Некоторые звонки были непростыми» , - признает он. «У нее было трудное время.» Однако она боролась за приз, намного более значительный, чем Большой Шлем - за сына Рика.

Наблюдать сына Рика вместе с отцом в президентской ложе – одно удовольствие. И напоминание о невероятном пути, который проделала «Ракета» Лэвера, стартовав на семейном подобии корта в Рокхемптоне, и приземлившись на роскошном стадионе, названном в его честь.

Род Лэвер родился в тот самый год, когда другой червленовласый теннисист, Дон Бадж, стал первым обладателем Большого Шлема – в 1938 году. Ему было всего лет восемь, когда его, как мотылька на свет, привлекли к себе лампочки вокруг семейного корта. Самодельная площадка, а лампы позволяли Лэверам играть в теннис после работы. «Таких деревенских кортов было много» , - говорит он. «Вам надоедает спотыкаться о муравейник, вы его разравниваете, прикручиваете какую-то проволоку, чтобы мячи не улетали далеко. Подвешиваете лампочки – и корт готов» . (Про муравейник, может, и зря вспомнил).

Лэвер вошел в игру, и его первый тренер, Чарли Холлис, увидел в нем довольно неплохого игрока. Однако прозвище «Ракета» сперва было просто насмешкой. Потому что поначалу особой сноровкой он не отличался. Гарри Хопман, прославленный капитан Кубка Девиса, вспоминает: «Сначала он не был ракетой. Однако работал больше, чем кто-либо, и в результате стал быстрым и подвижным. Никто не мог сравниться с ним в соревновательном духе. И он стал лучшим по всем показателям.»

Однако при этом остался образчиком спортсмена с хорошими манерами. Кулаками воздух не накачивал, заклинания не выкрикивал и «Кум-он» по-индейски не орал никогда.

Его жена, Мэри, свято верит, что его супер-соревновательная натура помогла пережить серьезный удар в 1998 году и вернула к хорошему самочувствию. «Он уморил терапевтов» , - заключает она.

Термин «Большой Шлем» появился в 1933 году. Тогда австралиец Джек Кроуфорд, которого после смерти прозвали «Джентельмен Джек», выиграл Австралию, Францию и Англию. Кампания развивалась успешно и беспрецедентно. Устал немного Джек, но до финала Американского Чемпионата дошел. Накануне решающей игры в Нью-Йорк Таймс вышла статья, в которой и появилось сравнение с карточной игрой: «Если Джек возьмет четвертый титул, то это будет сродни Большому Шлему в бридже» . Однако немного пороху не хватило Кроуфорду, в том году он проиграл в пяти сетах Фреду Перри.

Но светлый образ Большого Шлема уже родился, и ждать его обладателя оставалось совсем немного. За игровым теннисным столом появился долговязый Дон Бадж. Он разработал свой план достижения успеха в деле, начатом «Джентльменом Джеком». Однако помалкивал до поры, чтобы не привлекать внимания прессы. Только своему товарищу по парной игре, Жене Мако, и сказал.

Бадж, кстати, побывал на Форест Хиллз в 1962 году и поздравил Рода Лэвера со вступлением в элитный теннисный клуб. Однако вот ведь в чем незадача. Лэвер прекрасно знал, что все четыре чемпионата считались любительскими турнирами. Такие монстры, как Кен Роузвол, Лью Ход, Андре Гимено и Панчо Гонзалес оставались за бортом - профи. И хотя бы поэтому он не мог называться лучшим в мире. Род Лэвер, поэтому, перешел в профессионалы. Чтобы присоединиться к элите и привыкнуть к побоям – по мере собственного творческого роста.

В 1969 Род Лэвер, в отличие от Дона Баджа, молчать не стал. Он громогласно объявил о своей задаче: завоевать первый Большой Шлем в общем разряде, любителей и профессионалов. Его агент продал мне правал на книгу. А Род, в возрасте 31 года, начал готовиться к доказательству своей абсолютной «первости». Нужно признать, что Большим Парнем он был только в делах. Ни тебе мощного торса, ни бицепсов, ни роста двухметрового.

Однако все почти пропало в самом начале. Чемпионат Австралии проводился тогда на непредсказуемой брисбенской траве. И хотя Рода Лэвера австралийские игроки любили и уважали, от этого он не стал для них менее желанной мишенью. Это были времена австралийских «опускал». Хоронили на корте всех, кто ставил под вопрос их мировое теннисное господство.

В полуфинале Род Лэвер схлестнулся с другим деревенским парнем, Тони Роше из Таркутты. Час за часом они бились под сорокаградусной жарой. Тогда не было даже разговоров о том, чтобы сделать крышу над кортом. Ясное голубое небо – чем плоха крыша? И стульев игрокам не давали – полутораминутного перерыва при смене сторон тогда не было. Разрешали, правда, короткий 10-минутный перерыв. После третьего сета.

Так они и менялись сторонами, подкладывая мокрые капустные листья себе под пилотки, вытираясь полотенцами со льдом во время смены. И тай-брейков тогда еще не было, кстати. Поэтому Лэверу пришлось 90 геймов сыграть до победы – 7-5, 22-20, 9-11, 1-6, 6-3. Четыре с половиной часа длилась эпопея.

После этого финал показался Роду Лэверу приятной прогулкой по побережью – 6-3, 6-4, 7-5 выиграл он у испанца Гимено.

В Париже Роду Лэверу попался на зуб еще один твердый деревенский орешек, Дик Креали. Ему одному удалось выиграть у «Ракеты» два сета. Это было во втором круге.Роду удалось вырвать победу со счета 0-2. А затем он провел, возможно, свой самый лучший час в финале. Победил своего давнего соперника (более сотни раз они встречались). Теннисная машина судного дня, Кен Роузвол, пал со счетом 6-4, 6-3, 6-4.

После ужаса в матче с Лоллом, Род Лэвер еще раз испытал себя на Уимблдоне в пяти сетах. Великан и будущий чемпион, Стен Смит уступил. А в финале Ньюкомб (который становился потом победителем в 1970-71 годах) играл хитро, но для победы недостаточно - 6-4, 5-7, 6-4, 6-4.

В Америке зарядили дожди, которые превратили траву корта в болото. Финал пришлось играть в третий вторник с начала турнира. Зрителей было немного, тысячи четыре. Снова Роше, который повел в первом сете Игры Года – 5-3. Мокрая качка мяча принесла Тони первый сет. Тогда Род Лэвер получил разрешение переобуться в шиповки. И показал, как нужно бегать по скользкому корту. 7-9, 6-1, 6-2, 6-2.

Вот это было облегчение для всех. Особенно для меня, конечно. И для Мэри. Ребенок родился позже назначенного срока. «Никогда не слушайте совета этого доктора на скачках. Он предсказал намного более ранний срок» , - прокомментировал Род Лэвер.

Прижимая к груди чек на 16 тысяч долларов, Род Лэвер пошел занимать мелочь – чтобы позвонить Мэри. Она была в порядке. Честно ждала его возвращения домой, чтобы подарить сына Рика. Пятый элемент в коллекции Большого Шлема.


 

КОММЕНТАРИИ


Поделись своим мнением - оставь КОММЕНТАРИЙ

Если у Вас есть что сказать по теме - высказывайтесь! Просьба воздержаться от явной грубости и хамства. И уголовный кодекс давайте чтить - разжигание расовой, религиозной и прочих заморочек будут пресекаться в корне :)